К моему облегчению, спальня пуста. Я оглядываюсь в поисках сумочки, но ее нигде нет. Глубоко вдохнув, выхожу в гостиную. Она просто огромная. В зоне для отдыха – роскошный плюшевый диван, заваленный подушками, мягкие кушетки и элегантный журнальный столик с кучей книг в глянцевых обложках; в рабочей зоне – «мак» последней модели; на стене – огромный плазменный экран. Кристиан сидит за обеденным столом на другом конце комнаты и читает газету. Все помещение размером с теннисный корт (сама я не играю в теннис, но несколько раз видела, как играла Кейт). Кейт!
– Черт, Кейт! – вскрикиваю я.
Кристиан внимательно смотрит на меня.
– Я послал сообщение Элиоту, – говорит он немного насмешливо. – Она знает, что ты здесь и пока еще жива.
Ох, только этого не хватало. Я помню ее страстный танец вчера вечером и ее фирменные движения, которыми она пыталась соблазнить брата Кристиана. Что она обо мне подумает? Я никогда еще не ночевала вне дома. Значит, она до сих пор с Элиотом. С ней такое случалось только дважды, и оба раза я потом целую неделю вынуждена была любоваться ее ужасной розовой пижамкой. Кейт решит, что я тоже нашла себе приключение на одну ночь.
Кристиан окидывает меня повелительным взглядом. На нем белая льняная сорочка, воротник и манжеты расстегнуты.
– Садись, – командует он, указывая на место за столом.
Я иду через всю комнату и, как было приказано, сажусь напротив него. Стол уставлен едой.
– Я не знал, что ты захочешь, поэтому взял на всякий случай несколько разных блюд из утреннего меню, – говорит он с кривой, чуть извиняющейся улыбкой.
– Какое расточительство, – бормочу я, удивляясь его выбору, хоть мне ужасно хочется есть.
– Да уж. – Тон у него немного виноватый.
Я выбираю блинчики с кленовым сиропом и яичницу с беконом. Кристиан пытается скрыть улыбку и возвращается к своему омлету из яичных белков. Еда необычайно вкусная.
– Чаю?
– Да, пожалуйста.
Он передает мне небольшой чайник с кипятком и пакетик «Английского завтрака» на блюдечке. Обалдеть, он помнит, какой чай мне нравится.
– У тебя мокрые волосы.
– Я не нашла фен, – смущенно бормочу я. Честно говоря, я и не искала.
Кристиан поджимает губы.
– Спасибо за чистую одежду.
– Не за что. Этот цвет тебе к лицу.
Я краснею и утыкаюсь взглядом в свои руки.
– Знаешь, тебе бы следовало научиться принимать комплименты, – произносит он осуждающе.
– Я хочу отдать тебе деньги за одежду.
Он смотрит на меня, как будто я его глубоко обидела. Я спешу добавить:
– Ты уже подарил мне книги, которые я, между прочим, не могу от тебя принять. Хотя бы за одежду позволь мне заплатить самой. – Я неуверенно улыбаюсь.