– Анастейша, поверь, я могу себе позволить…
– Не в этом дело. С какой стати ты будешь дарить мне подарки?
– Потому что мне это ничего не стоит. – Его глаза сверкают сердитым блеском.
– Это еще не повод, – отвечаю я тихо. Он выгибает бровь, моргает, и я вдруг понимаю, что мы говорим о чем-то другом, но я не знаю, о чем именно. Я сразу вспоминаю…
– Зачем ты прислал мне эти книги, Кристиан? – спрашиваю я тихо.
Он откладывает нож и вилку и внимательно смотрит на меня. В его глазах светится какое-то непонятное чувство.
– Когда тебя едва не сбил велосипедист, я держал тебя, и ты смотрела на меня, словно говоря: «Поцелуй же меня, Кристиан». – Грей пожимает плечами. – Я почувствовал, что должен извиниться и как-то тебя подбодрить. – Он ерошит волосы рукой. – Анастейша, я не герой-любовник. Я не завожу романов. И вкусы у меня очень своеобразные. Лучше бы тебе держаться от меня подальше. – Он закрывает глаза, как бы признавая себя побежденным. – Но в тебе есть нечто такое, что заставляет меня возвращаться снова и снова. Думаю, ты сама это поняла.
Есть уже совсем не хочется.
– Зачем же бороться с собой? – шепчу я.
Широко раскрыв глаза, он судорожно вздыхает.
– Ты не знаешь, о чем говоришь.
– Ну так просвети меня.
Мы сидим, глядя друг другу в глаза, никто не прикасается к еде.
– Ты дал обет безбрачия? – выпаливаю я.
В его серых глазах загораются смешинки.
– Нет, Анастейша, такого обета я не давал. – Кристиан Грей замолкает, чтобы я усвоила информацию, и я краснею до ушей. Неужели я только что произнесла такое вслух! Нет, действительно лучше жевать, чем говорить.
– Какие у тебя планы на ближайшие дни? – спрашивает он спокойно.
– Сегодня после обеда я работаю. А сколько сейчас времени? – внезапно пугаюсь я.
– Чуть больше десяти, ты еще сто раз успеешь. А как насчет завтра?
Он сидит напротив меня, поставив локти на стол и опершись подбородком на сплетенные длинные пальцы.
– Мы с Кейт хотели упаковать вещи. На следующие выходные у нас назначен переезд в Сиэтл. И всю эту неделю я работаю в «Клейтонсе».
– Ты уже знаешь, где вы будете жить в Сиэтле?
– Да.
– Где?
– Не помню адреса. Где-то в районе Пайк-маркет.
– Недалеко от меня. – Его губы изгибаются в полуулыбке. – А где ты собираешься работать в Сиэтле?
Зачем он все это спрашивает? Кристиан Грей умеет устраивать допрос с пристрастием еще почище, чем Кэтрин Кавана.
– Я подала документы сразу в несколько мест. Сейчас жду ответов.
– В мою компанию ты пойти не захотела?
Я опускаю глаза. Конечно же, нет.
– Вообще-то, нет.
– А что тебя не устраивает в моей компании?