– Я плохо разбираюсь в винах, Кристиан, выбирай на свое усмотрение. – Я говорю тихо и неуверенно. Сердце колотится. Мне хочется сбежать. Это настоящее богатство. В духе Билла Гейтса. Что я здесь делаю? «А то ты не знаешь!» – фыркает мое подсознание. Конечно, знаю: я хочу оказаться в постели Кристиана Грея.
– Держи. – Он протягивает мне бокал с вином. Даже хрустальные бокалы говорят о богатстве – тяжелые, современного дизайна.
Я делаю глоток: вино легкое, свежее и изысканное.
– Ты молчишь и даже краснеть перестала. В самом деле, Анастейша, я никогда раньше не видел тебя такой бледной, – тихо говорит Кристиан. – Есть хочешь?
Я качаю головой. Хочу, но не есть.
– У тебя очень большая квартира.
– Большая?
– Большая.
– Да, большая, – соглашается он, и его глаза лучатся.
– Ты играешь? – Я указываю подбородком на рояль.
– Да.
– Хорошо?
– Да.
– Ну конечно. А есть на свете что-то такое, чего ты не умеешь?
– Да… но немного. – Кристиан отпивает вино из бокала, не сводя с меня глаз. Я чувствую на себе его взгляд, когда осматриваю комнату. Впрочем, комнатой это не назовешь. Не комната, а жизненное кредо.
– Присядешь?
Я киваю; он берет меня за руки и отводит к белой кушетке. Внезапно мне приходит в голову, что я чувствую себя, словно Тесс Дарбифилд, когда она смотрит на новый дом мерзавца Алека д’Эрбервилля. Эта мысль заставляет меня улыбнуться.
– Что смешного? – Кристиан садится рядом, опирается локтем на подушку и поворачивается ко мне лицом.
– Почему ты выбрал для меня именно «Тэсс из рода д’Эрбервиллей»? – спрашиваю я.
Он, похоже, удивлен вопросом.
– Ты говорила, что тебе нравится Томас Гарди.
– И это все? – Я не могу скрыть своего разочарования.
Кристиан поджимает губы.
– Мне показалось, что он подходит к случаю. Я могу боготворить тебя издалека, как Энжел Клэр, или совершенно унизить, как Алек д’Эрбервилль. – Серые глаза блестят опасно и недобро.
– Если у меня только две возможности, то я предпочту унижение, – шепчу я. Мое подсознание смотрит на меня в ужасе.
Кристиан судорожно вздыхает.
– Анастейша, прекрати кусать губу, пожалуйста. Это ужасно отвлекает. Ты не понимаешь, что говоришь.
– Поэтому-то я здесь.