Внезапно требовательно зазвонил телефон, но Закоркина не поторопилась к трубке, она замерла с выпученными глазами.
– Эй, ты чего не отзываешься? – удивилась Ксюша.
– А… ммм… ну… – промямлила Нели, – наверное, номером ошиблись!
– Ты экстрасенс? – удивилась я. – Как определила, не взяв трубку, кто там?
– Меня так поздно обычно не беспокоят! – нервно воскликнула Закоркина.
– Вдруг это родители? – предположила я. – Хотят убедиться, что дочка дома.
– Нет!!! Они не могут! – заорала Нели.
– Мало ли что случилось, слышь, как надрывается, давай я подойду? – предложила Ксюша.
– Не бери! – завизжала Закоркина. – Не трогай, не смей, дура, идиотка!
Она со всего размаха швырнула в однокурсницу сапог и унеслась по коридору, телефон звонил еще пару секунд и стих. Я в недоумении посмотрела на валявшийся сапог.
– Вообще-то полагается обидеться и уйти, но прыгать у подъезда не хочется, – задумчиво протянула Ксюша. – Да и мороз ночью ударил.
– Простите меня, – закричала из глубины квартиры Закоркина, – идите сюда!
Мы двинулись по коридору и в конце концов оказались в гигантской кухне, под завязку забитой разнообразной техникой. Нели сидела на высоком барном стуле, а на стойке валялась кредитка и виднелись белые следы.
– Извините, – плаксиво протянула она, – башню свинтило!
– Если будешь и дальше кокаин употреблять, в полную дуру превратишься, – мрачно сказала я.
Закоркина затрясла головой.
– Я совсем даже не наркоманка. Просто боюсь.
– Кого? – спросила я. – Тут дюдюка живет? Или Фредди Крюгер под кроватью прячется?
– Заткнись! – заорала Закоркина и швырнула в меня чашку.
Не понимаю, как я успела увернуться. Красивая кружечка попала в стену и дождем осколков осыпалась на вычурный паркет. Это было уж слишком!
– Вау! – ахнула Ксюша. – Ну ваще! Она с ума сошла!
Я развернулась и пошла в прихожую. С меня хватит! Закоркина бухнулась мне в ноги, вцепилась в мои колени и завыла:
– Не бросайте! Не уходите! Он убьет меня!
Я попыталась высвободиться. Куда там! Нели держала меня мертвой хваткой.
– Он меня убьет, – повторяла она, – зарежет!
И тут снова зазвонил телефон. Закоркина вскочила, схватила трубку, сунула ее мне и осела на пол. Я на секунду растерялась и услышала чуть глуховатый баритон, явно принадлежащий мужику.
– Вижу, Нелечке плохо, – сказал он. – Здравствуйте.
– Э… э… э… – ошалело ответила я и с изумлением посмотрела на трубку. Каким образом собеседник может видеть, что происходит в квартире? А он явно наблюдает за нами, иначе как понял, что трубка не у Закоркиной.