Примерно через месяц после исчезновения Додика Нели поздно вечером решила устроить себе праздник, заказала пиццу, залезла в ванну, налила в воду всяких снадобий и решила оттянуться по полной. Но не успела она расслабиться, как затрезвонил телефон.
– Здравствуй, милая, – вкрадчиво сказал незнакомый голос, – давай познакомимся, я Леон!
– Ну привет, – милостиво ответила Нели.
– Какая ты красивая в пене, – заявил мужик.
Закоркина усмехнулась:
– Ты чего, меня видишь?
– Конечно, – зашептал мужик, – на бортике ванны стоит бокал с вином, а на голове у тебя розовая шапочка. Кстати, купи голубую, мне кажется, что этот цвет больше подойдет к твоим глазам! Мы с тобой поладим, если расскажешь мне свои тайны.
Нелька взвизгнула, швырнула трубку, схватила полотенце и бросилась опускать жалюзи на окне. Она сразу сообразила, что произошло. В доме напротив устроился наблюдатель, вооруженный хорошей оптикой. Подглядывание за соседями – хобби некоторых людей. Не успела Закоркина опустить жалюзи, как аппарат вновь ожил.
– И полотенце плохое, – сообщил Леон, – натяни халат, только не шелковый, что на крючке, а махровый.
– Ты меня до сих пор видишь? – ахнула девушка.
– Ну конечно, – подтвердил Леон, – рассказывай мне свои тайны.
И началось! Леон принялся терроризировать Нели. Закоркина решила не отвечать на звонки, а телефон, как назло, трезвонил без конца. Потом приехал Роман и заорал:
– Чего трубку не берешь, дура!
Манекенщица рассказала ему о Леоне, но Рома не поверил Нели, дал ей пару легких зуботычин и велел:
– Если еще раз такой фокус устроишь, отдам тебя бойцам, пустят по кругу!
И Нели оказалась меж двух огней, с одной стороны Роман, с другой – Леон, который требовал от нее: «Расскажи мне все свои тайны, до конца!»
Услышав в очередной раз его просьбу, девушка решила выполнить ее, иначе ведь псих не отстанет. Но не успела Закоркина произнести фразу: «Я медленно снимаю блузку», как Леон в гневе оборвал «Шахерезаду»:
– Мне совсем не это надо!
– А что? – растерялась Нели.
– Выкладывай свои тайны.
– Ей-богу, я не врубаюсь, чего ты хочешь, – честно призналась Закоркина.
– Говори то, о чем никогда никому не сообщала, – велел Леон. – Ну?
– В шесть лет я утопила котенка, – пробормотала она, – хотела посмотреть, как он поплывет…
– Умница, – похвалил Леон, – начинай с самого раннего детства, ничего не упускай. Я выслушаю все твои истории очень внимательно.
Глава 6