– Милый папочка выглядит не как Том Круз! Грязные брюки болтаются на ногах, похоже, он ползал на карачках по тротуару, руки черные, морда вся синяя, и воняет он прикольно, надушился парфюмом «Запах помойки», – процедила дочь.
– Ксю, – бурно обрадовался родитель, – неси тесак!
– Если хочешь на наше счастье перерезать себе горло, ступай во двор или, еще лучше, езжай сразу на кладбище, мы сэкономим на катафалке, – ответила дочь.
Но алкоголика трудно обидеть.
– Скоро Новый год! – заявил он. – Что на стол поставим?
– Хозяйственный ты наш, – умилилась Ксюша, – не печалься, мать раз в двенадцать месяцев щей наварит, вот и полакомимся.
– У нас с Ирой будет поросенок! – возвестил папенька.
– Учитывая размер квартиры и наше материальное положение, думаю, больше нам детей не надо! – откровенно схамила Ксюша.
– Запеченный, с гречневой кашей, – уточнил отец.
– Прикольно, – кивнула Ксю.
– Мы его сейчас зарежем.
– Круто.
– Положим в авоську и вывесим за окно.
– Суперски.
– Он заморозится и сохранится, – почти трезвым голосом заявил Петр. – Где нож?! Иди разведи костер! Тушу опалить надо!
Ксения взглянула на меня.
– Папахен словил «белочку». Хотя все что ни делается, делается к лучшему, в фазе буйного помешательства его возьмут в дурку, а мы хоть немного отдохнем!
– Дай пилу, – выл алкоголик.
Девушка пошла на кухню, продолжая говорить:
– Надо на всякий случай спрятать острые режущие и колющие предметы, у нас есть парочка ножей, я их сейчас от греха подальше засуну в ящик с картошкой. А то папахен сначала прирежет виртуального поросенка, а затем возьмется за дочку, приняв меня за предводительницу зеленых человечков. Интересно, что у нас дома со жратвой? Как всегда, пусто, или хоть пакет кефира есть?
Я последовала за Ксюшей. Похоже, мне надо сбегать в супермаркет и принести продукты.
– Вау! – воскликнула Ксения. – Даша, глянь, на конфорке новая кастрюля, красная, эмалированная. Откуда она взялась? Ирка, когда ей в голову приходит идея сварганить баланду, берет мятую серую посудину. Приличную кухонную утварь папашка давно спер и обменял за водку.
Ксения подняла крышку.
– Рагу! Или как там правильно называется подливка, в которой плавают курица, картошка, грибы, морковка, зелень, лук.
Она схватила ложку и принялась есть прямо не отходя от плиты.
– Господи, – стонала она. – Откуда у нас ЭТО? Может, у Воробьевых, ближайших соседей, отключили газ, и они воспользовались нашей кухней? Невозможно остановиться, никогда не пробовала ничего вкуснее!
Из большой комнаты донесся вопль Петра:
– Стой, гадюка!