– Засучи рукава и добывай деньги, – стояла на своем бабка, – не сиди на чужой шее. Как я посмотрю, ты из себя профессиональную несчастненькую сделала! За все неудачи родителей винишь! Они тебе недодали, недокупили, недолюбили. А ты им чем помогла?
Ксения покраснела и повторила:
– Я отличница! А Петька алкоголик!
– Ты любишь родителей? – неожиданно спросила Полина.
– Уроды! – выпалила студентка.
– Других-то не будет! – тихо произнесла бабка.
Ксюша вскинула брови.
– В каком смысле?
Полина провела рукой по протертой клеенке.
– С мужем разойтись можно, а родители навсегда, их не поменяешь. Я согласна, тебе достались не лучшие, но и ты оказалась слабачкой.
– Кто? Я? У меня сильный характер! И острый ум! – закричала Ксюша.
– Значит, тебе и быть главой семьи, – подвела итог Полина. – Они слабые, глупые. Ты сильная, умная. Кто за кого отвечать должен?
На лице Ксюши появилось выражение растерянности.
– И где деньги на хозяйство взять?
– Я тебе дам, – пообещала Полина, – на хорошее дело не жалко! В долг отстегну! Заработаешь и вернешь!
– А-а-а, – закричала из комнаты Лера. – Помогите!
Мы все кинулись на зов и увидели девочку, которая указала пальцем под диван.
– Вон, там что-то страшное.
– Что случилось? – озабоченно спросила Полина из-за моей спины.
– Белое и шевелится, – простонала Лерка.
– Петр поросенка привел, – пояснила я.
– Где ж он его взял? – всплеснула руками старуха.
– Говорит, у метро сидел, – уточнила я. – Ваш зять планировал его зарезать к Новому году, жаркое приготовить.
– Не дам убивать свинку, – затопала ногами Лера.
– Успокойся, – велела Полина, – никто папе безобразничать не позволит. Правда, Ксюшенька?
Я встала на колени и вытащила животное из укрытия.
– Матерь Божья! – воскликнула старуха. – Ну и чудо!
– Это не свинка! – завизжала Лерка и кинулась в прихожую.
– Кто ж это такой? – недоумевала Полина.
Я начала гладить трясущееся существо по спинке.
– Собака породы бультерьер. Булики слегка на свинюшек похожи, а уж для пьяного они точно хрюшки.
Полина присела около меня и тоже потрепала перепуганного пса.
– Похоже, молодой совсем.
– Щенок, – согласилась я, – месяцев шесть-семь.
У Ксюши затрезвонил мобильный.
– Алло, – нараспев произнесла она, – алло, не слышу. Дома плохо берет, перезвоните, я на лестницу выйду.
Старуха посмотрела вслед убежавшей внучке.
– Дарья, вижу, вы не бездомная. Почему решили снять угол у Королевых? Похоже, у вас денюжки водятся, в Москве гостиниц полно.