– Но никто не признался! – вдруг констатировал Волков с изумлением. – То есть ни один из этих гавриков, которые в конторе вчера задержались, так и не признался, что заходил к нему! Хотел бы я знать, почему!
– И почему?
– Я не знаю. Нет, но это странно, да? След на ковре был, я видел совершенно точно, а в комнату как бы никто не заходил! Но так не бывает!
– Не бывает.
– Тогда почему они врут?
Юля пожала плечами.
– Может, они не врут, а просто забыли?
– Да ладно тебе, Юль! Кто-то забыл, что заходил к человеку, который через минуту после этого погиб?!
Тут Волков осекся и замолчал.
– «После этого» не значит «вследствие этого», – сказала Юля, знавшая его как свои пять пальцев. – Не выдумывай.
– Я не выдумываю.
Волков залпом допил из кружки, встал и дошел до окна. За окном валил снег. Совсем Новый год.
– Но этого быть не может, – сказал он сам себе, глядя на снег. – У нас в конторе?!
– Не выдумывай, говорю тебе!
– Я ничего не выдумываю. В офисе сидят пять человек. Вместе со мной шесть. Вместе с Колей Сиротиным – семь. Сидят допоздна. Конец года, и все такое. Ничего странного нет в том, что кто-то из сотрудников зашел зачем-то в кабинет к другому сотруднику! Так почему никто не признается?! Ну, зашел и зашел, и что?..
– Может, потому и не признается, что Коля погиб.
Волков повернулся и посмотрел на нее. За спиной у него валил мягкий бесшумный, совсем новогодний снег.
Юля говорила, что в такой снег Дед Мороз как раз и проезжает по городу на тройке с бубенцами, только его очень трудно разглядеть. Дети, когда были маленькие, всегда бежали на улицу и кричали, что да, да, они его видели!..
– Такими вещами не шутят, – сказал Волков, думая о тройке с бубенцами. – Это же серьезное дело, человек погиб!.. У всех спрашивали, кто и когда видел его в последний раз, и вышло, что все видели только днем! А снег тогда откуда?
– Волков, – перебила Юля, – вот только никаких независимых расследований не затевай, а?..
– Нет, но я должен знать!
– Все, что ты должен знать, тебе расскажет милиция!
Волков махнул рукой.
– Ну, какая милиция, Юлька?! – Он давным-давно не называл ее Юлькой, и она посмотрела на него с печальным изумлением. – Ты все знаешь про милицию. Новый год на носу, у них и так полно незакрытых дел, а тут какие-то следы на ковре! Кому они нужны?
– Вот именно.
– Что – вот именно?! Если Коля не сам упал, значит, я должен знать, кто его…, – Тут он замолчал, словно поперхнулся. Очень трудно было выговорить то, что он с такой лихостью собирался только что сказать! – Если его кто-то… короче, если…
– Если его столкнули, ты хочешь сказать.
– Да! – закричал Волков. – Я должен знать, кто это сделал! Тем более что в конторе вчера было всего…
– Семь человек, – подсказала Юля. – Вместе с тобой.